1. Приемная кассета.
2. Питание лампы, экспонирующей кадр.
3. Патрон лампы.
4. Тубус.
5. Фотозатвор.
6. Прижимная рамка. 7. Панорамная приставка, позволяющая вводить покадровый фон.
8. Платформа крепления.
9. Стойка, смонтированная на полу.
0. Счетчик кадров
1. Патрон для световода.
2. Подающяя кассета.
3. Направляющие, по которым скользит вся система.
4. Рисованная пленка.
5. Ручка передвигания кадров.
6. Негативная пленка.
7. Узел крепления платформы.
8. Касета от кинокамеры «конвас».
9. Вход пленки в кассету.
0. Подводка электропитания.
Этот аппарат проработал недолго, фотоаппаратная механика не выдержала. Результаты экспонирования вдохновили нас на создание новой машины.
Экспонирование давало возможность меньше рисовать и больше получать. Все эксперименты делались в свободное от работы время. Съемки происходили в полной темноте. Для этого за дверью повесили темный мешок, в который я погружался с головой, пытаясь отснять хоть какой-то материал. Вообще
экспонирование было делом незнакомым и поэтому появление изображения нас радовало.
Создание призмы для проекции предыдущего кадра на последующий. Поначалу наши опыты выглядели достаточно примитивно. Но к нам в Кишинев по приглашению Наташи приехал Федор Савельевич Хитрук. Наташа, видимо, заранее написала ему о наших экспериментах с пленкой, и он привез с собой книжки на английском языке с описанием техники Мак-Ларена: маленькие серенькие брошюрки, плохо напечатанные. Но главное, что в них оказалось - там была нарисована система проекции рисунка с предыдущего кадра на последующий.
До этого мы пытались сами придумать, каким образом можно «привязать» последующий рисунок к предыдущему, потому что я чувствовал, что когда доходило до сложных рисунков, без такого устройства ничего не сделаешь. Допустим, я нарисовал лицо. В следующем кадре нужно его нарисовать в этом же самом месте, или сместить на строго определенное расстояние - а никакой ориентации и привязки нет.
Съёмки проходили в полной темноте. Для этого за дверью повесили тёмный мешок в который я погружался пытаясь отснять хоть какойто материал. Экспонирование было делом незнакомым и поэтому появление изображения нас радовало.
Несмотря на то , что всё это происходило в то время когда мы осваивали аниму на киностудии "Молдова филм", руководство всячески пыталлось нас остановить в этом творчестве. Но мы были увлечены и никакие аргументы на нас не действовали. Я считал, что молдавская кинематография могла бы просто приветствовать наш энтузиазим, ведь во все времена он был выгоден окружающим, правда, мы были "чужаками" не молдаванами.
  А всё началось с того, что работая на фильме "Лестница" реж. Наташи Бодюл, мы увидели фильмы Канадского режиссера Нормана Макларена. Наташа хотела использовать эту технику в своём фильме и познакомила нас с ней. Тогда в первые мы начали рисовать. Изрисовали много метров прямо на столах без всяких приспособлений. В то время на киностудии фильмов снималось мало, был период становления, и частые простои вынуждали художников как-то выходить из положения, мы, например, приняли решение заняться рисованной пленкой в плотную чтобы не терять квалификацию.Думали, что такое несложное дело мы с Надей освоим за год -два и будем делать фильмы. Такие мыслипоявились ещё и потому, что мы знали никто этим не занимается. В начале всё развивалось под покровительством Наташи, но как только мы этого лишились. вся администрацияповернулась к нам спиной, для нас это было неожиданностью...Невзирая на это, мы надеялись, что наша преданность делу переломит негативное отношнние руководителей, но этого не произошло...